Этнические тату.



Этнические татуировки, навеяны, в основном, древними племенными рисунками, пещерной живописью, орнаментами народов мира. Популярностью пользуются восточные мотивы, иероглифы, индейские рисунки. Общепризнанными лидерами являются трайбалы (племенные мотивы) и татуировки в кельтском стиле. Этнические татуировки, в свою очередь, делятся на:

Кельтские татуировки



Кельтский стиль татуировки, несмотря на свою популярность на сегодняшний день, представляет такую же загадку, как и скифский, из - за проблем идентификации корней.

До наших дней дошло огромное количество графических элементов, стилизованных предметов быта, сказок. Если попытаться сопоставить древнюю кельтскую космогонию с растительной своей основой, и, огромный объем "звериных мотивов", то сразу же возникает огромное количество вопросов и серьезных нестыковок.

Причина даже не в наличиях инородных деталей, а в сменах их преобладания. Так называемая "плетенка" была известна на всей территории Евразии с древних времен. Кельтский ареал всегда держался особняком благодаря своим особенным "древесным" предпочтениям, что и проявилось в особых элементах орнаментов (узлах и плетениях).

Покорение Галлии и Британии легионами Юлия Цезаря нанесло сокрушительный удар по кельтскому миру. Отсюда возникает вопрос - откуда же взялись звери в растительных плетениях, ведь римляне проповедовали греческий реализм в искусстве? Возможно, это связано с тем, что завоеванную половину Британии (после германских вторжений V - VII веков переименованной в Англию) контролировал наемный сарматский корпус, пришедший в составе римских легионов. Степняки - сарматы и воинственные кельты соприкоснулись. Не надо сбрасывать со счетов и мощную "прокладку" из германских и славянских племен. Скандинавские викинги, осевшие в Нормандии на севере Франции, впитали как губка местные обычаи и через некоторое время привнесли уже "свое" в кельтские "плетенки".

В дальнейшем кельтский стиль получил новое название - Кельто - романский. Славянские племена получили в нагрузку с крещением Руси модернизированные мотивы своего прошлого под названием Византийского стиля. В отличие от полинезийских и индейских мотивов, кельтский стиль вряд ли можно назвать однородным и неизменным.

Индейские мотивы - Полинезийские татуировки


В начале нашего столетия татуировщики впервые обратились к орнаментам племенной татуировки -так появился и поныне популярный язык "трайбл". По всей вероятности, татуировка в Полинезии столь же стара, как и сама ее культура. Процедура нанесения рисунков на островах Тихого Океана издревле почиталась как священнодействие. Поэтому украшать тела соплеменников могли только жрецы. Художник-жрец пользовался всеобщим уважением и получал за свои старания ценные подарки. Для него выстраивался специальный дом, разделенный на кабины, в которых пациенты иной раз задерживались на несколько недель и даже месяцев-до полного завершения шедевра. И все это время вокруг дома "шамана" не прерывались молитвы и песнопения. В них пелось, что "мастера высших прекрасных рисунков" сделают чудную татуировку только тем, кто хорошо заплатит, а остальным "такой красоты не иметь вовек". Для выполнения рисунков полинезийцы использовали растительные шипы, кости рыб или альбатроса, акульи зубы или обломки морских ракушек.

Изобилие и изысканность нательных рисунков считалось знаками благородного происхождения, так что покрывать узорами все тело имели право лишь вожди и их ближайшие родственники. Тех же, кто устрашался болезненного обряда, ждало жестокое наказание на том свете.

Женщины тоже шли на страдания ради красоты. "Мы просто обязаны иметь на своих губах несколько линий, - были убеждены прекрасные островитянки, - поскольку когда мы состаримся, наши губы сморщатся и мы станем очень некрасивыми". И действительно, без рисунка в уголках рта новозеландку никто бы не взял замуж. Один из вождей маори, коренного населения Новой Зеландии, разбогател на продаже европейцам голов своих подданных, покрытых татуировками.

Новозеландский исследователь А. Коуэн представлял маори как "выдающихся скульпторов лица во всей истории человечества". "Моко", по его мнению, было достойно внимания потому, что вы поднялось при помощи специальных небольших долот, которые оставляли на лице резаные раны, а не посредством применения техники накалывания, к которой маори прибегали при татуировании иных частей тела. В способе выполнения "Моко" (кроме жителей Маркизских островов, оно не было известно ни одному из полинезийских народов) можно усмотреть аналогии с техникой резьбы по дереву. Знаками, воплощенными на ягодицах и бедрах людей, чаше всего были мотивы спирали и иные изломанные линии, находившиеся в тесной связи с узорами, широко применявшимися в резьбе по дереву. Полинезийиы покрывали татуировкой все тело, в то время как среди маори для тату отводились лишь определенные части тела, распространенность татуировки по коже была ограничена. У мужчин татуировка делалась на лице и области от пояса до колен, у женщин - только на лице. Однако иные жекщины маори носили и мужские татуировки "Моко". Классический тип "Моко" имел следующие мотивы:

- спиральные узоры на подбородке, называемые пу-кауваэ;
- серии параллельных закругленных линий от подбородка до ноздрей (ререпехи);
- две большие укрупненные спирали на шеке (пае-пае);
- спирали на носу, называемые ререпи и понги-анга;
- серии лучеобразно расходящихся от носа искривленных линий, они шли над бровями и опускались к ушам (тивхана).

Рисунок на верхней части лба называли пухо-ро, а в нижней - тити. Богатый орнамент "Моко" состоял главным образом из спирали, волн, лент и меандр, создающих композицию. Характерной чертой "Моко" было симметричное расположение мотивов.

Помимо нижних частей тела, мужчины татуировали также грудь и запястья, что помогало определить занимаемую в общественной иерархии позицию. Случалось, что татуировкой украшали интимные места и даже язык.

Некоторые исследователи татуировки маори подчеркивали зависимость степени старательности в выполнении "Моко" от общественного ранга его обладателя. Наиболее сложные и технически доработанные татуировки были у лиц высокого происхождения. Полное же отсутствие "Моко" на лице лишало члена племени прав и возможности выполнять различные общественные функции и фактически низводило его до положения раба. Таких мужчин часто называли папа-теа, что означало "пустое лицо".

Именно благодаря "Моко", вытатуированному рисунку на лице, этот народ стал известен во всем мире. Как-то один европейский художник попытался нарисовать старого маори. Когда он закончил, все были удивлены сходством картины с оригиналом. Только сам туземец остался недоволен: он взял холст и на обратной стороне изобразил орнамент: свое "Моко". "Вот так я выгляжу, - пояснил полинезиец, - а твоя мазня бессмысленна".

И тем не менее, несмотря на мастерство, которого достигли полинезийские жрецы, по сути они оставались лишь искусными ремесленниками, связанными традиционными мотивами своего народа.

- Новозеландские
- Японские






По наиболее распространенной версии в V в. до н. э. татуировка была заимствована у Китая, где использовалась с XI в. до н. э. В III в. н. э. китайские путешественники, посетившие Японию, отметили в хронике Сан - куочи, что люди знатного происхождения здесь отличаются от простонародья тем, что носят на лицах рисунки. По другой теории, татуировка проникла в Японию в глубокой древности благодаря Айнам. Айны - аборигенному население Японского архипелага жило по соседству с японцами с 7000 по 250 год до н.э. Наиболее распространенная среди самих японцев легенда гласит, что мифический правитель Японии Джимму (660 - 585 до н.э.) носил настолько эффективные татуировки, что восхитил царицу Сенойататару сложившую в их честь поэму.

Основную массу японских татуировок можно разделить на две группы - иредзуми и гаман.

Первый термин означает "ире" - впрыскивать и "дзуми" - тушь. Своими корнями он уходит в 17 век. Этот тип татуировок носили преступники, осужденные на принудительное татуирование. После отбытия срока они скрывали свое прошлое под дополнительными стилизованными мотивами.

Второй тип татуировки был призван демонстрировать мужские качества, и свидетельствовал о мужестве и терпеливости носителя.

Отдельным видом татуировки можно считать особые ("скрытые") женские татуировки какуси – боро, выполняемые путем втирания в разрезы рисовой пудры. Такая татуировка проявлялась в виде белого рисунка только во время возбуждения организма или же после купания. Основными мотивами японских татуировок служили древние сказки и легенды связанные с морем, а основными персонажами были карпы, драконы и самураи.

Японская татуировка, как и многие другие, прошла путем взлетов и падений. Пик ее популярности пришелся на эпоху Эдо, а предел падения наступил в 1868 году, после запрета изданного Мейдзи, ревностного последователя Конфуция.

Иллюстрации, включенные в древнеяпонский эпос и басни, подтверждают, что в Японии татуирование было зарезервировано привилегированным классом. Вплоть до начала XVII в. деятельность японских татуировщиков не представляла художественной ценности. Они ограничивались несложными мотивами, которые копировались на протяжении многих столетий.

Благоприятный климат для бурного развития искусств, созданный историческими событиями XVII в., поспособствовал возникновению прекрасной художественной татуировки как отдельной ветви искусства. Во многом на формирование искусной татуировки оказали влияние мастера японской гравюры на дереве укийо - е.

Со временем мода на татуировку стала обязательной в определенных общественных кругах. В начале XIX в. в крупнейшем японском городе Эдо (нынешний Токио) татуирование тела прижилось настолько, что в списке семи чудес столицы наверняка оказался бы ремесленник, не имеющий накожных рисунков.

В этот период зародилась традиция татуировок среди японских пожарных. Поскольку трудились они, как правило, голыми, все тело, за исключением лица, части рук от локтя и ниже и ног вниз от бедер, было покрыто татуировками. Получался своеобразный купальный костюм, причем каждая пожарная команда имела свой фирменный татуировочный стиль. Торговцы рыбой рисовали на теле рыбок, проститутки - крабов (символ цепкости), профессиональные игроки - кости или карты. С помощью татуировок знаменитые японские гейши обходили запрет на демонстрацию обнаженного тела. Покрытая разноцветными узорами кожа казалась некой имитацией одежды, делая при этом женщину еще более соблазнительной.

Нетатуированными в этом случае оставались только лицо, ладони и ступни. Гейшам полагалось иметь лишь постоянных клиентов, которые весьма уважительно относились к своим вторым женам, проводя с ними немало времени не только на циновках, но и в беседах и прогулках. Нередко между гейшей и ее партнером возникали сильные чувства, и тогда они татуировались вместе. Например, в знак верности друг другу на руки наносились родинки, так чтобы при сцеплении ладоней метки взаимно прикрывались большими пальцами рук. Накалывались имена возлюбленных, сопровождающиеся иероглифом иноти - судьба, что по - русски можно трактовать как "любовь до гроба".

Популярность татуировки росла и благодаря известным драматическим актерам, которые увидели в ней новый способ достижения экспрессии на сцене. В конце XVIII в. одна из наиболее красивых татуировок была у выдающегося актера Накамуры Утаэмон IV. По примеру актеров мода на татуировки постепенно начала овладевать и некоторыми кругами японской аристократии.

Период на рубеже XVIII - XIX веков считается золотым в истории японской татуировки. Мотивы росписи стали не только украшением тела, но и предметом для размышлений.

В современной Японии отношение к татуировке по большей части негативное, по тем же причинам что и у нас. В сознании обывателя это принадлежность к преступному миру - якудза. Разница между гражданской и преступной татуировками незначительна, в основном из - за предпочтений последних к персонажам иконографии и мотивов японских азартных игр.

- Трайбалы (Tribal)




Племенная татуировки - образцы раннего примитивизма, остроконечные черные узоры, которые очень часто путают с кельтскими орнаментами.

- Славянские
Современный славянский этнический стиль, также как и скифский находится в стадии формирования, но то, что люди им интересуются - уже немаловажно. Материала для его дальнейшей разработки более чем достаточно и опираясь на него можно предположить несколько путей его развития. Скорее всего, окончательный вариант славянского стиля будет представлять собой конгломерат, состоящий из элементов языческих мотивов, скифского звериного стиля, орнаментов одежды Урало - Алтайского региона, православной книжной графики и элементов традиционной русской графики конца XIX столетия, базирующейся на славянском сказочно - былинном фольклоре. Рассмотрим подробнее аспекты, определяющие направления развития данного графического стиля.

Исторические находки эпохи Энеолита (статуэтки, расписанные орнаментами) предполагают мотивы плодородия, выражающие сакральные и космогонические представления древнего населения восточной Европы. В основе этих орнаментов лежат крестообразные и ромбическо - ковровые мотивы, небольшое количество спиралей, точек и запятых. Преемственность древних рисунков не подлежит сомнению и ознакомится с ними можно на примере национальной вышивки популярной и по сей день, а также стенных росписях домов в отдельных селах Украины.

Другой вспомогательной информацией могут послужить данные о татуированном населении западной части славянского ареала, в частности сербского, и славянских элементах в оформлении православных рукописей и книг. Отдельным информационным разделом для создания художественного славянского татуировочного направления, является фольклор, мотивы которого могут послужить основой для создания оригинальной нательной графики. Поучительная мораль, исторические персонажи, ассоциативные параллели между изображением и характерными особенностями коллекционера, помноженные на творчество великих русских художников Васнецова, Билибина и Врубеля, - залог успеха в разработках.